Все сказки мира


ТИХИЙ ДОН

Опера в четырех актах (шести картинах)

 

Либретто Л. И. Дзержинского

 

Действующие лица:

 

Пантелей Мелехов

Ильинична, его жена

Григорий

Петро

Даша, жена Петра

Лукинична

Наталья, ее дочь

Митька, ее сын

Аксинья

Генерал Листницкий

Евгений, его сын

Мишук, товарищ Григория

Сашка, кучер Листницких

Сумасшедший солдат

Есаул

тенор (характерный)

меццо‑сопрано

драматический  тенор

бас

драматическое сопрано

сопрано

сопрано

высокий бас

меццо‑сопрано

бас

баритон

тенор

бас

тенор

баритон

Гости, мужики, казаки, солдаты, дезертиры, пленные.

 

Время: 1914—1917 годы.

 

МУЗЫКА

«Тихий Дон» — первая художественно ценная советская опера на революционную тему. Острое чувство современности, творческое отношение к народной песенности, опора на классические традиции русского оперного искусства (в особенности Мусоргского) определили сильные стороны этого произведения.

Первая картина — колоритная бытовая сцена, на фоне которой возникает ряд драматических эпизодов. Хор «Ох, матушка, тошно мне», написанный в характере свадебной песни передает настроение разгульного, бесшабашного веселья. Диалог Григория и Натальи «Гришенька, никак опять тоскуешь?» и их дуэт «С тобою ль мне тосковать о прошлом?» проникнуты лирически-мечтательным настроением. Появление Аксиньи вносит в музыку драматизм. Уверенностью и чувством собственного достоинства исполнено ее краткое ариозо «Не трожь, старик!» Резко и грубо звучит обращение Митьки «Сестру срамить своим позором пришла». В словах Аксиньи, обращенных к Григорию: «Обидел, Гриша», слышится скорбный упрек.

Вступление ко второй картине основано на печальной мелодии песни Аксиньи «Долинушка ты, долинушка». Ярким контрастом к этой музыке звучит веселая, задорная песня Мишука «Во донецких во лесах». В монологе Григория «Я не придумаю, не пригадаю» музыка приобретает все более взволнованный, страстный характер. Лирическая песня Натальи «Кабы на цветы не морозы» близка народным протяжным напевам. В сцене столкновения Григория с родными саркастическим репликам Пантелея Мелехова противостоит твердая решимость, звучащая в речах Григория. Песня Григория и Аксиньи «Нам ли плакать, горевать» проникнута бодрым настроением.

В третьей картине (второй акт) преобладают массовые сцены. Хор «День пригожий, день веселый» передает оживление шумной толпы народа, ощущение стихийной силы и душевного здоровья. Печально звучит протяжная песня мужиков «На чужой земле взгоревались». Заключительный хор «Ой, беда, напасть какая» по характеру своему сродни народным причетам.

Четвертая картина открывается скорбным оркестровым вступлением. В оживленном рассказе Сашки «Бежал из крепости злодей» музыка изобилует остроумными, красочными деталями. Лукавой вкрадчивостью отмечен нарочито банальный романс Евгения Листницкого «Зачем печалиться напрасно?». Ариозо Аксиньи «Поскорей бы Григорий» исполнено чувства мучительной тревоги и душевного смятения.

Пятая картина (третий акт) динамична, полна движения и музыкальных контрастов. Печаль и тоска звучит в песне Мишки «Ой, да разродимая сторонка». Поэтичен задумчиво-величавый хор «Ой, и горд наш Тихий Дон». Песня Мишука и Григория «Не австриец наш враг», выдержанная в энергичном маршевом движении, проникнутая призывным волевым пафосом, напоминает боевые песни революции и гражданской войны.

Вступление к шестой картине (четвертый акт) распадается на две части. В первой развивается мелодия Аксиньи, во второй драматически-напряженная музыка рисует картину народного восстания. На фоне ритмов бешеной скачки звучат мужественные революционные мелодии. Зловещ монолог старого Листницкого «Грозные тучи нависли над Доном». Краткое ариозо Григория «К чужой жене, без крова, без угла» проникнуто страданием и душевной болью. Оперу завершает боевая походная песня «От края и до края», от которой веет несокрушимой верой в победу народа.